Ампутация совести: Максим Фадеев снова жёстко прошёлся по Литвиновой и Познеру

Я уже предчувствую возгласы разных субъектов на тему того, что я постоянно высказываюсь о контенте федерального канала. Я искренне скажу, что меня вообще не волнует «кнопка», я просто реагирую на вещи, которые, на мой взгляд, недопустимы — с точки зрения морально-этической, нравственной.


4 марта в эфире «Минуты славы» произошёл инцидент, который имеет ко мне прямое отношение. После выступления Жени Смирнова с танцем под наш с Наргиз трек «Вдвоём» из уст некоторых членов жюри донеслось такое, мимо чего я пройти не могу.

Владимира Познера я до недавнего времени считал выдающимся журналистом, ярчайшим представителем своей профессии, одним из лучших интервьюеров России. Но сегодня я вижу человека, напавшего на ребёнка своими жестокими высказываниями и с абсолютно холодным сердцем. Но я уже об этом говорил у себя в «инстаграме», повторяться не стану. Ну а после номера Жени он предположил, что его выступление — это спекуляция на жалости людей. Правильно ли я понимаю, что господин Познер против участия людей с любой формой инвалидности в любых ТВ-конкурсах? Доступ им туда должен быть закрыт как прокажённым? И будто нет их? Но ведь на том же Первом канале аудитория доказала свою толерантность, проголосовав за участника третьего сезона шоу «Голос. Дети».

В своей первой колонке на Лайфе я хочу особенно заострить внимание на сидящей в жюри «Минуты славы» Ренате Литвиновой. Напомню, что Женю она назвала ампутантом и, окинув его режиссёрским взглядом, посоветовала ему пристегнуть протез, при наличии которого его инвалидность была бы не так очевидна. Термин «ампутант» действительно существует, но, например, если бы такая реплика прозвучала в эфире любого американского ТВ-шоу (и Познеру это очень хорошо известно), то незамедлительно говорун как минимум пошёл бы в суд и заплатил штраф за публичное оскорбление и унижение человека. А как максимум несколько тысяч людей собрались бы на демонстрацию, и мести бы говоруну месяц тротуары Манхэттена, а в дальнейшем этому человеку грозила бы реальная социальная изоляция — от невозможности устроиться на работу до потери круга друзей.

Я хочу обратить особенное внимание на условия жизни людей с ограниченными возможностями в нашей стране. Как-то недавно я у себя в «инстаграме» выкладывал видео, как в Чебоксарах нашему чемпиону не могли подать руку на выходе из самолёта и ему пришлось буквально корячиться и пытаться сойти самому.

Как справедливо сказала Литвинова, для людей с ограниченными возможностями в нашей стране возможностей действительно крайне мало. Поэтому они не социализированы так, как могли бы, и не воспринимаются обществом как полноценные его члены. Но мне хотелось всё же сказать о другом — о репликах в адрес Жени людей публичных и абсолютно не несущих никакой, по всей видимости, ответственности за свои слова.

И поэтому и для вас, и для меня совершенно очевидна реакция людей, посмотревших этот эфир, которые сотнями тысяч голосуют за расформирование этого состава жюри «Минуты славы» и конкретно против Литвиновой и Познера.

Почему я опять выступаю публично — потому что судьба Жени мне не безразлична. Год назад именно я пригласил его сняться в клипе на наш с Наргиз сингл «Вдвоём». Я хотел показать, насколько может быть сильна и величественна та самая ограниченность физическая. В итоге пример Жени вдохновил тысячи и сотни тысяч инвалидов на борьбу с собственной депрессией. Многие из них поверили, что можно быть любимой женщиной, что можно быть полноценным отцом или матерью. Даже стоя на одной ноге. Даже сидя в коляске. Лично у меня тоже стоит пластина в сердце между желудочками из синтетического материала. И мне тоже хотели присваивать инвалидность после операции, на что моя мать возразила: «Мой сын — инвалид? Вы смеётесь?» Я так вдохновился её словами, так поверил в себя, что забыл про болезнь сердца и занимался собой.

Сразу после эфира я позвонил Жене и спросил, как он себя чувствует. Женя — человек не эмоциональный по жизни, но вчера я услышал, что его голос был подавленным. Он сказал: «Как же это ужасно, что всё это со мной происходит». Оказалось, что его номер снимался сразу после номера Вики Стариковой, о котором я уже писал. И после того, что с ней сделали некоторые члены жюри, он сказал: «Господи… что же теперь скажут обо мне?» Как в воду глядел. Резюмируя свой текст, я хочу сказать, что лучше быть инвалидом физическим, чем инвалидом духовным. Надеюсь, вы меня понимаете.

Источник

ПОДЕЛИСЬ С ДРУЗЬЯМИ СЕЙЧАС! 

Загрузка...
  • an frolov

    Нельзя дискриминировать человека из-за его физических недостатков . но и использовать эти недостатки для достижения неких целей — это одно и то же.

    • клавдия васильева

      Очень правильные слова:лучше быть инвалидом физически, чем духовным. Литвинова рядовая, не самая популярная актриса. Ничего из себя не представляющая ,ну кроме ,персонажа для породий Галкина.

      Жюри должно быть знающее, понимающее, позитивное и самое главное -с добрым сердцем и деликатностью, чего абсолютно лишена Литвинова.

  • Vyacheslav Savinov

    Если Максим Фадеев отдает дань Литвиновой за ее справедливость («как справедливо сказала Литвинова, для людей с ограниченными возможностями в нашей стране возможностей действительно крайне мало.»), то что мешает ему с его нравственно-моральными устоями объяснить ПРИЧИНУ этих «крайне малых возможностей»? Они не в «золотых парашютах», не в пенсиях госчиновникам в рамках 45-75% от зарплаты и беспроцентных кредитах для них же, которые фактически сделали Россию банкротом, не в миллиардных противозаконных тратах из госказны России, не в яйцах Фаберже, которые не в Гохране и Алмазном Фонде Отечества, а в частном сундуке под присмотром международных торгашей? Спрашивается, о чьей морали следует говорить — о ее истоках или о ее последствиях?!